13 C
Москва
Воскресенье, 16 мая, 2021

NFT в мире моды: что это такое, зачем это нужно и какие проблемы могут возникнуть от невзаимозаменяемых токенов


Когда мы в первый раз увидели в новостях аббревиатуру NFT и сопутствующие ей пятизначные суммы в долларах, подумали: «О, дивный новый мир. Не перестает удивлять». Дебютная попытка разобраться в том, что это такое, не увенчалась успехом, и мы начали откладывать этот разбор на завтра, которое могло так никогда и не наступить, если бы эти три буквы не стали появляться в одном предложении с именами The Weeknd, Кантемира Балагова, Такаси Мураками и Илона Маска. Комичные заголовки вроде «Хабиб Нурмагомедов уходит из UFC в NFT» только подогревали интерес, но когда новая блокчейн-тенденция коснулась модной индустрии, мы поняли: тянуть больше нельзя. Разбираемся, что такое NFT, как его получить, зачем он нужен The New York Times и Кейт Мосс и нужен ли вообще.

На простом языке определение звучит так: NFT — это невзаимозаменяемый токен, который дает любому человеку возможность приобрести право собственности на цифровой товар. Стоимость токена определяет владелец этого товара. Но что значит «невзаимозаменяемый», и как этот токен чему-то присвоить? Лучшим инструктором в такой ситуации станет не опытный эксперт криптовалютных дел и точно не айтишник, а скорее человек, которому самому пришлось познакомиться с NFT по долгу службы. Например, молодой диджитал-художник Рустам Насриддинов-Битсон. Он не только успел разобраться в том, что это такое, но и наделить NFT свою работу Summer Nights — анимированный рисунок, на котором мужчина под томную джазовую музыку курит на балконе и наблюдает за двумя девушками.

Summer Nights, Рустам Насриддинов-Битсон, 2021 год

Знакомство художника с NFT случилось в январе этого года — тогда о невзаимозаменяемых токенах только начали появляться англоязычные статьи, а до России тренд добраться еще не успел. Объяснить Vogue, что значит «невзаимозаменяемый», Рустам решил так: «Есть «обычный» жетон — это, например, рубль. Если у меня есть рубль, я могу обменять его на точно такой же. Все рубли взаимозаменяемы и их можно напечатать сколько угодно, а вот NFT — это буквально уникальный жетон. Его нельзя скопировать или подделать — это не файл и не набор цифр, это именно уникальный шифр, который просто невозможно воспроизвести заново. Притом файл, связанный с этим шифром, вполне может быть скопирован кем угодно, но в парадигме NFT это не будет считаться легитимной копией произведения. Обладание NFT — это по сути обладание документом собственности на уникальную копию произведения, а не самим произведением. Само произведение остается за автором». Так в чем тогда смысл? Если человек становится полноправным обладателем не самого произведения, а его копии, в чем прок? «Я думаю, что NFT нужен для легитимизации цифрового искусства. Не зря первые опыты в этом совершали энтузиасты, диджитал-художники, адепты современной интернет-культуры. Но это точно не единственная цель. Вторая, более насущная — все это было придумано для дальнейшей раскрутки и укрепления самой криптовалюты».

Есть «обычный» жетон — это, например, рубль. Я могу обменять его на точно такой же. А NFT — это уникальный жетон. Его нельзя заменить, скопировать или подделать

Рустам изучил вопрос и попробовал «заминтить» одну из своих работ — собственно, это и была Summer Nights. «Минтинг — это операция, которая превращает ваше произведение в NFT, — говорит Рустам. —  Я сразу же столкнулся с препятствием — довольно высокой ценой за так называемый «газ». GAS — это комиссия за транзакцию, которая перечисляется тем, кто майнит эфириум (криптовалюту, на которой работает большинство NFT-площадок). Так как ресурсы ограничены (на это уходит время и электричество), они берутся за проведение тех транзакций, за которые им заплатят более выгодную комиссию. Это приводит к росту цен — в самом начале цена была совсем маленькой (около пары долларов), но сейчас из-за возросшей популярности доходит до 50-100 долларов за транзакцию. На платформе Rarible цену за «газ» должен заплатить тот, кто создает токен, то есть художник. На других площадках эта цена может быть оплачена в момент продажи произведения, и тогда создатель ничего не платит — так устроены, например, Opensea.io и Mintable.app».

Что выигрывает от этого автор работы? Во-первых, деньги. Ну, конечно, в том случае, если работу купят. «Лично я совсем недавно начал карьеру художника, и у меня пока не так много ресурсов для привлечения внимания, — говорит Рустам. — Поэтому я не буду оставлять попытки продать часть своих работ как NFT. Думаю, там можно найти другого рода покупателей, нежели на традиционном арт-рынке, потому что видео-арт и анимация — контент, который сложнее продать арт-дилерам и музеям, но как раз он пользуется большим успехом на NFT-площадках».

Опробовать NFT уже успело множество выдающихся личностей. Режиссер Кантемир Балагов присвоил невзаимозаменяемые токены эксклюзивному постеру своего первого фильма «Теснота», Такаси Мураками — своей работе, на которой изображен пиксельный цветок со смайликом, Илон Маск записал песню про NFT и им же ее и наделил, The Weeknd такой трек пока только анонсировал, а сооснователь и CEO компании Twitter Джек Дорси продал свой самый первый твит пятнадцатилетней давности за — приготовьтесь — $2915835 и 47 центов. 

NFT-работа Такаси Мураками

Еще пример? Пожалуйста. Хабиб Нурмагомедов выпустил коллекционные карточки, наделенные NFT-токенами: 290 золотых, 29 платиновых и одну алмазную карту. Цена золотых — $2,9 тысячи, они дают право на участие в розыгрыше подарков от Нурмагомедова. Платиновых — $29 тысяч. Условия те же, но первый покупатель получит еще и персональный презент от бойца. Алмазная будет продана на аукционе со стартовой стоимостью $290 тысяч, и ее обладатель сможет лично встретиться с Хабибом. Аукцион должен был состояться 12 апреля, но из-за повышенного спроса на карточки Нурмагомедову пришлось перенести мероприятие на более позднюю дату. Какую именно — пока не сообщается.

СМИ тоже не стоят в стороне — The New York Times превратили в NFT одну из своих колонок с заголовком «Купите ее» и продали текст за 570 тысяч долларов. Даже телеканал «Пятница!» успел присоединиться к тренду — он присвоил токен TikTok-ролику Ларисы Гузеевой с Даней Милохиным. И это только очень малая часть примеров. Пока для одних NFT — символ новых возможностей и чуть ли не единственный способ заработать, для других (как это всегда бывает) — попытка привлечь к себе новую порцию внимания. Правда, многие из тех, кто уже начал зарабатывать на невзаимозаменяемых токенах, используют вырученные средства с пользой — The New York Times, например, направляют их благотворительным фондам.

Так решила поступить и Кейт Мосс, которая совместно с анонимным арт-объединением Moments in Time Collective выпустила три коротких NFT-ролика: «Прогулка с Кейт», «Поездка с Кейт» и — самый интимный — «Сон с Кейт». На этих видео Кейт едет за рулем, гуляет и спит в своей постели. Часть вырученных с продажи роликов средств будет перечислена онлайн-платформе модели Адвоа Абоа Gurls Talk — проекту, направленному на поддержку женщин в трудных жизненных ситуациях. Правда, на аукционе, который прошел 13 апреля, купили всего одно видео. Догадаться, какое именно, несложно — то, где голая Кейт лежит в кровати. Официальный аккаунт Kate Moss Agency в инстаграме обещал опубликовать имя покупателя, но все еще этого не сделал. А этот человек, между прочим, заплатил за видео 16 тысяч долларов. Вам тоже стало некомфортно, пока вы это читали?

Кейт Мосс — не единственная представительница модной индустрии, которая уже обратила внимание на NFT. На прошлой неделе бывший имиджевый директор Chanel Эрик Пфрундер объявил, что собирается перевести архив фотографий, снятых Карлом Лагерфельдом, в блокчейн. После смерти Карла в 2019-м он унаследовал 120000 снимков. Сейчас Эрик занимает место в консультативном совете блокчейн-инфраструктуры Lukso, где и планирует разместить диджитал-версию архива, сделав его доступным для приобретения. Правда, будет ли NFT точно задействован в этой истории — пока неизвестно, но Эрик не исключает, что обратится к новой технологии: «Я не специалист по блокчейну, но узнаю что-то новое об этом каждый день. Это очень перспективная сфера, особенно сейчас, когда пандемия «оцифровала» привычный образ жизни и заставляет нас изменить и образ мышления. Блокчейн открывает множество различных возможностей — от аутентификации этой коллекции до виртуализации и многого другого». А еще он уверен: Карл Лагерфельд такую затею точно бы одобрил.

Правда, если в случае Пфрундера физическое переходит в виртуальное, то в случае только что созданного британского стритвир-бренда Overpriced — наоборот. Если вам казалось, что нет ничего более абсурдного, чем виртуальная 3D-толстовка, которую можно надеть только на свой «аватар», у нас для вас плохие новости. Благодаря NFT такая толстовка теперь стоит 19 тысяч фунтов. Черную (и во всех смыслах overpriced) NFT-худи с надписью Fuck Your Money несколько дней назад выставили на продажу на платформе blockparty.co. И, пока эта статья писалась, у худи появился покупатель. 

Основатель Overpriced Лейтон Джеймс заявил, что провернул эту схему с целью «переосмыслить моду» и «создать криптомоду, основанную на искусстве». Заявление сомнительное, потому что, судя по дизайну худи, Лейтон намного лучше разбирается в криптовалютах, нежели в «моде» или «искусстве». Так или иначе, покупатель — то ли к счастью, то ли к сожалению, — получит еще и ее физическую копию толстовки. По такой же схеме действовал итальянец Анджело Галассо — основатель одноименного бренда, среди поклонников которого значатся Аль Пачино, Дэвид Бекхэм и сэр Пол Маккартни. Галассо объединился с новозеландским художником Ли Робинсоном и технологичной экосистемой EdenBase, и в результате этой коллаборации родились наделенные NFT диджитал-картины с изображением вещей. Галассо также выпустит физические копии каждого из предметов, нарисованных Робинсоном, чтобы покупатель смог похвастаться не только виртуальным приобретением, но и реальным. Коммерческий директор бренда Джузеппе Галассо заявил, что их компания — первый бренд на люксовом рынке, который представил не только виртуальные NFT-предметы, но и материальные. Он уверяет, что через шесть-девять месяцев каждый бренд будет делать то же самое, и не без гордости еще раз подчеркивает: «Но мы-то сделали это первыми».

NFT-рисунок Ли Робинсона для Angelo Galasso

Вот только есть одно «но»: поводов для гордости здесь немного, потому что NFT наносит большой вред окружающей среде. И хотя EdenBase, которая выступила партнером Галассо, называет одной из своих ценностей стремление к sustainability, мы склонны поставить это заявление под сомнение. NFT — явление слишком молодое для того, чтобы с уверенностью заявлять о его полной прозрачности. «Минтинг криптовалюты — это чересчур энергозатратно, — говорит Рустам Насриддинов-Битсон. — Он расходует ценные ресурсы планеты, то есть это антиэкологичный процесс. Вот почему многие опытные и состоявшиеся художники не рискуют вписываться в это дело, чтобы не ставить себя в один ряд с выскочками и любителями». 

Похоже, такой «выскочкой» в ситуации с NFT стала модная индустрия, которая только что получила еще один способ заработать большие деньги. Вполне вероятно, что в ближайшее время мы станем свидетелями того, как множество брендов пользуются новой криптовалютой. Делать это надо как можно скорее — пока массовый потребитель не разобрался в том, как работает NFT, и не понял, что процесс наносит планете урон. Ведь как только он это поймет, мгновенно поставит под сомнение искренность каждого, кто был якобы взволнован дальнейшей судьбой нашей планеты. Вот почему мы думаем, что Tiffany & Co., которые только что выразили интерес к NFT, все же не станут к ним обращаться. Всеобщее помешательство на невзаимозаменяемых токенах может закончиться так же быстро, как оно и началось, а репутацию восстанавливать придется долго и мучительно. 

NFT-видео Кейт Мосс



Стать по теме

Какой принт мы будем носить этим летом

Каждый сезон в нашем гардеробе лидирует какой-то принт. Прошлым летом, например, это был тай-дай. Тогда DIY-наборы для создания тай-дай-принта пользовались особой популярностью —...

Принцесса Диана: какой цвет она любила больше всего

Розовый во всем его многообразии отлично поднимает настроение (а еще это главный цвет сезона весна-лето 2021). Возможно, этому тренду мы обязаны ностальгии по...

Chanel: как модницы будут носить культовую сумку Chanel 11.12 этим летом

Есть в мире моды знаковые вещи, о которых мы никогда не перестанем говорить. Сумки Chanel — именно тот случай. Vogue не раз восхищался...
- Реклама-

Популярные

Какой принт мы будем носить этим летом

Каждый сезон в нашем гардеробе лидирует какой-то принт. Прошлым летом, например, это был тай-дай. Тогда DIY-наборы для создания тай-дай-принта пользовались особой популярностью —...

Принцесса Диана: какой цвет она любила больше всего

Розовый во всем его многообразии отлично поднимает настроение (а еще это главный цвет сезона весна-лето 2021). Возможно, этому тренду мы обязаны ностальгии по...

Chanel: как модницы будут носить культовую сумку Chanel 11.12 этим летом

Есть в мире моды знаковые вещи, о которых мы никогда не перестанем говорить. Сумки Chanel — именно тот случай. Vogue не раз восхищался...

Как Питер Линдберг и Аззедин Алайя повлияли на моду 1980-х и 1990-х

У Питера Линдберга и Аззедина Алайи много общего: они оба любили черный цвет, предпочитали простоту форм и были большими ценителями красоты. «Кажется, мы...

Солнцезащитные очки с цветными линзами: где купить и почему они вам нужны

В столице наконец-то солнце, а значит, пора надевать солнцезащитные очки. Удивительно, что мы радуемся этому почти в середине мая — обычно к этому...